О реформе бюджетной сферы

Я размышляю о том, что же мне так не нравится в реформе бюджетной сферы нашего государства.
В принципе, достаточно очевидно и без реформы, что у богатых людей и их детей возможности гораздо шире, чем у бедных. И ведь в любом случае, высшее образование - почти все платное. И поэтому остается лишь заранее готовиться к тому, что за удовольствие иметь ребенка – приходится платить.
И уже сейчас, пока моей дочке всего 4 годика, мне приходится платить за кружки, театры, музеи и пр. для нее, если, конечно, я хочу вырастить развитого и образованного ребенка. И уже сейчас я готовлюсь к еще большим тратам. И совершенно очевидно теперь, на что пойдет столь громко разрекламированный материнский капитал – на самое насущное.
Все это очевидно.

НО больно мне другое: с переводом библиотек, детских садов, больниц и пр. на платную основу, постепенно будет исчезать, вырождаться класс интеллигенции. Та часть населения, которая работает за копейки, ради идеи. Те люди, которые могут себе позволить и имеют смелость на это – отказаться от денег ради любимого занятия. Во все эти институты будут проникать предприниматели, продавцы, с которыми конкурировать люди некоммерческого склада не смогут (реклама – вещь очень сильная, вполне способная «ложь» выдать за «истину»; шарлатана за хорошего специалиста).
По выражению одного замечательного автора, писавшего о глобализме (Панарин. Искушение глобализмом): интеллигенция – та часть населения, которая является духовным базисом нации, ее культурным оплотом . При коммерциализации бюджетной сферы – интеллигенция исчезнет, что не сможет не сказаться на еще большем крене системы ценностей в сторону материального.
В результате чего нынешняя молодежь, повзрослев, сможет принять вполне очевидное с точки зрения разумного эгоизма решение – вовсе не иметь детей. В условиях современной мощной культуры потребления голос инстинкта (родительского, материнского) вполне можно и не услышать.
А еще. Очень трудно придется старикам.
Как ни странно, я все-таки много читаю современную литературу. Цитаты из Уэльбека - подходящая иллюстрация к моим размышлениям.

______________________________________________
Мишель Уэльбек. Роман «Возможность острова»

«Как раз в те годы во Флориде появились первые «childfree zones» — шикарные особняки для раскомплексованных тридцатилетних, которые ничтоже сумняшеся признавались, что не в силах больше выносить рёв, слюни, экскременты — в общем, все те житейские неудобства, какими обычно сопровождается присутствие карапузов . Для детей младше тринадцати лет доступ в особняки был попросту закрыт; для контактов с семьёй были предусмотрены переходные отсеки фильтры в виде ресторанчиков фаст фуда.
Таким образом был перейдён важный рубеж. На протяжении нескольких десятилетий снижение темпов роста населения на Западе (впрочем, в этом процессе не было ничего специфически западного: то же явление происходит в любой стране, с любой культурой, как только она достигает определённого уровня экономического развития) постоянно сопровождалось лицемерными и подозрительно единодушными стенаниями. Теперь же молодые, образованные, достигшие высокого социально экономического статуса люди впервые публично заявляли, что не хотят иметь детей, не желают выполнять хлопотные обязанности, связанные с воспитанием потомства. Разумеется, подобная раскованность не могла не встретить сочувствия».
...
«Старики протестуют» — под таким заголовком вышла «Либерасьон» на следующий день после того, как стали известны первые цифры: за две недели в стране скончалось более десяти тысяч человек; одни умирали в одиночестве, в своих квартирах, другие — в больницах или в домах престарелых, но так или иначе все умерли от отсутствия ухода . На следующей неделе та же газета поместила серию жутких репортажей, с фотографиями словно из концлагеря: в них описывалась агония стариков, лежащих в битком набитых общих палатах; голые, в одних подгузниках, они стонали целыми днями, но никто не подходил к ним, чтобы обмыть или дать стакан воды. В них описывалось, как санитарки, сбиваясь с ног, тщетно пытаются связаться с семьями, уехавшими отдыхать, и регулярно собирают трупы, чтобы освободить место для вновь прибывших. «Сцены, недостойные развитой страны», — писал журналист, не сознавая, что сцены эти как раз и были свидетельством того, что Франция превращается в развитую, современную страну, что только в истинно развитой, современной стране можно обращаться со стариками как с отбросами, и подобное презрение к предкам было бы немыслимо в Африке или в какой нибудь азиатской стране с традиционной культурой.
Волна привычного негодования, поднявшаяся после публикации этих снимков, быстро схлынула, а решение проблемы было найдено в течение ближайших десятилетий благодаря развитию эвтаназии — как принудительной, так и добровольной; последняя получала все более широкое распространение".
____________________________

Конечно, это фантазия, утопия. Но зловещий характер этой утопии заключается в том, что реальность все больше и больше ее напоминает.

О сострадании

Рядом мучается человек, а я ничем не могу ему помочь. Из всех пережитых мной состояний - это одно из самых болезненных и печальных. В перечитанной недавно Чуме Камю пронзительно описал это в сцене с погибающим от чумы мальчиком: все, что мог сделать доктор, это просто ждать - подействует сыворотка или нет. Она не подействовала.
В жизни много подобных примеров. Гораздо больше, чем хотелось бы... ТЕ, кто верят, могут молиться. Тем, кто не верит, Камю предлагает быть рядом и сострадать. Для меня это - одно и то же.

(no subject)

По-моему за три с лишним года сидения дома со мной случилось то, что специалисты-психологи, называют профессиональным выгоранием: я с неохотой иду домой, я не радуюсь встрече с дочкой, я устала от домашней рутины. Мне нужен action, иначе я впаду в депрессию.
Но, как на зло, даже погулять по городу я не могу (нога по-прежнему болит и 15-минутные прогулки вызывают дискомфорт). Попытка влюбиться - кажется, провалилась. Но это и к лучшему.
Изучение итальянского - в самом начале: когда все нудно и нужно просто зубрить, чтобы перейти к более веселому продолжению.
Приличных фильмов дома нет. И попросить не у кого. Надо качать самой. А хочется смотреть здесь и сейчас.
Лежат три книги: прочитаны наполовину.
Волхв: было захватывающе интересно вначале, а потом стало невероятно скучно читать. Мне иногда кажется, что во многих интеллектуальных романах смысла меньше, чем в сказке "Колобок". Все эти рассуждения типа "есть Бог - нет Бога", "есть смысл жизни - нет смысла жизни" какие-то пустые и надуманные. Есть человек, здоровый человек со здоровым миросозерцанием. А есть больной человек, его программа восприятия мира и себя в этом мире дает сбой. И не важно, умный человек или глупый; читал он Аристотеля или нет. Он - калеченный, увечный. Никакой философией, никакими знаниями и играми интеллектуальными он этот сбой не исправит. Должно произойти чудо, чтобы он выздоровел. Чтобы ему захотелось жить, любить, растить детей и пр. И я не знаю, как тут без Бога.
И это тяжело принять, потому что человек может быть чертовски обаятельный. В него могут влюбляться толпами. Но с ним будет тяжело, невыносимо. И таких персонажей в литературе - пачками (Сартр, Симона де Бовуар - вам отдельное спасибо!).
Братья Карамазовы. Просто тяжело. Не идет.
Нашлась Медея. Но закончилось лето. И серый осенний депрессняк растравляют пейзажи южного лета.
  • Current Music
    david byrne

Опять (...ть!) о работе

Жизнь кипит. На следующей неделе - три дня буду работать переводчиком на выставке. Жду, немного мандражирую, учу технические термины, читаю Хейли в оригинале и смотрю BBC.
Постоянной работы нет и муж недоволен. Но я - как заклинание - в сотый раз повторяю, что я не тульский пряник, чтоб всем нравиться. И в сотый раз вспоминаю, что все прошедшие 34 года доказали ошибочность моей веры в то, что нужно угождать всем и со всеми быть приятной.

И я допускаю даже, что я эгоистична. И неудобна. Но я верю, что моя нерешительность в поиске работы вызвана не ленью, а предчувствием, выжиданием ИНТЕРЕСНОГО. Почему, черт побери, я должна браться за первое попавшееся секретарство, только чтобы сводить концы с концами и мечтать о зарубежной летней поездке? Оно того стоит разве? Я могу обходиться малым: У меня нет одежды - я могу ее сшить. Я не гонюсь за престижем (томно произнести в компании тираду о том, как хороша Венеция весной). я перестала завидовать материальным вещам: машинам, деньгам, квартирам.
Я интересуюсь красивыми вещами, как гомосексуалист, наверное, интересуется женщинами: я оцениваю и отдаю должное их эстетике, но прекрасно обхожусь без них. Порой на меня накатывает ощущение неполноценности, но только от того, что я так и не чувствую удовлетворения собой, тем, что наполняет мою жизнь. Я способна на большее. (связано это только с работой или нет - пока неизвестно!).

Пастернак

Как здорово, что я познакомилась с Пастернаком совсем недавно. Я бы проглотила его в юности, и потом требовались бы годы, чтобы снова вернуться к нему, прочесть с нуля, избавиться от привкуса чужих мнений и взглядов, которые приписывала себе.

Б. Пастернак. Шопен.
"Говоря о реализме в музыке, мы вовсе не имеем в виду иллюстративного начала музыки, оперной или программной. Речь совсем об ином.
Везде, в любом искусстве, реализм представляет, по-видимому, не отдельное направление, но составляет особый градус искусства, высшую ступень авторской точности. Реализм есть, вероятно, та решающая мера творческой детализации, которой от художника не требуют ни общие правила эстетики, ни современные ему слушатели и зрители. Именно здесь останавливается всегда искусство романтизма и этим удовлетворяется. Как мало нужно для его процветания! В его распоряжении ходульный пафос, ложная глубина и наигранная умильность, - все формы искусственности к его услугам.

Шопен реалист в том же самом смысле, как Лев Толстой. Его творчество … всегда биографично не из эгоцентризма, а потому, что, подобно остальным великим реалистам, Шопен смотрел на свою жизнь как на орудие познания всякой жизни на свете и вел именно этот расточительно-личный и нерасчетливо-одинокий род существования."

Мои ощущения в отношении реализма – всегда были таковы, сходны тому, что так кратко и так глубоко раскрыл Пастернак. В живописи я предпочитаю лаконичных голландцев пышным фламандцам, - Рембрандта Рубенсу. Я всегда понимала, что быть реалистом в искусстве – быть не апологетом повседневности и суетности, а глубоко верующим, познающим через искусство неземной замысел во всем, что открывается в простых элементах жизни и бытия. "Авторская точность" – уникально точное определение того, к чему стремится художник. Именно авторская точность, не изобилующая пышными фразами и определениями, фантазиями или мечтами. Лишь точное отражение того, что видится в основах сущего, что составляет суть.
  • Current Music
    конечно же, Шопен. Этюды

Лето на море

Я провела чудесное лето. Я жалею только об одном: я не могла найти свою любимую книгу Улицкой, которую я перечитываю каждое лето - "Медею". Кто же ее взял?
Я нашла удивительное место, я не думала, что смогу вот так замечательно - почти без денег - отдохнуть рядом с Питером. Я не знала, что Финский залив (все детство и юность - презрительно: Маркизова лужа!) - это же почти море. В том местечке (названия его я не скажу!), люди здороваются друг с другом, даже если видят вас в первый раз, и через несколько дней я познакомилась почти со всеми завсегдатаями пляжа - это в-основном мамы с детьми.
Там есть богатые люди - они ездят на квадрациклах и водных мотоциклах, но они какие-то очень приветливые и совсем не наглые.
Мне не было там страшно: к заливу надо было идти через лес, и обычно одна я не рискую на такие прогулки. Но там мне было не страшно - это удивительно! Ведь я боюсь почти всегда. (Я уже смирилась с этим страхом. )
Вот что я написала там:
Я живу в Песках две недели. Я дышу морским воздухом – соленым, тинистым, с привкусом йода и чудесной береговой гнили (от этого запаха я воротила нос в юности!). Я купаюсь в море, и хотя еще не очень хорошо плаваю, но мне уже нравится кататься на волнах, плавать с ними в одном ритме. Я ложусь спать и на грани сна и бодрствования – моя кровать качается в такт волнам. Я, плавая, засыпаю.
Я ем вяленую рыбу. Морской воздух и вкус соленой рыбы – это простое сочетание рождает во мне ощущение полноты и гармоничности существования, - редкое чувство. Пожалуй, оно появляется лишь от осознания того, что есть Бог.
Море – чудесно в любую погоду. Мне не нужно солнце и тепло, чтобы наслаждаться морем. К пресным водоемам я отношусь потребительски: мне нужно лето, мне нужна теплая вода, мне нужно, чтобы озеро (или пруд) было чистым. Если этого нет, озеро бесполезно – я не наслаждаюсь его водным покоем.
Но море живое. Оно как человек – всегда с разным настроением. Сегодня оно спокойно – и мы с Полей ловим руками мелких рыбок у берега. Наслаждаемся его прозрачностью и тишиной. Завтра мы сидим в волнах около берега , вылезаем, снимая с себя тину, отстирываем купальники от мелкого песка, кутаемся в полотенца от ветра и прячемся в редких зарослях на берегу. Еще через день море неспокойно у берега, и волна кажется сильной. Мы играем возле камней – где пенятся брызги. Но стоит заплыть подальше – и там море спокойно как великан, как будто бы вся его гневливость осталась на поверхности, у берега, а внутри – покой и тишина.
  • Current Music
    Шопен. Этюды

В основном, о пончиках

Изо всех сил по кирпичикам собирая свой иллюзорный мир из обрывков чужих мнений и настроений, своих нелепых желаний и представлений о том, что именно так будет лучше. Отторжение от реальности происходит постепенно, фантазии становятся действительными и заменяют самое действие. Жизнь превращается в бесконечную болотную дремоту. Все время хочется закрыть глаза и представлять эту ЖИЗНЬ, которая не моя и которой никогда не будет.
Ужасающее, погибельное состояние, в котором я прожила всю свою молодость.

Мне недавно приснилось, что мы живем в троллейбусе. Серенькое утро, падает редкий снежок. Внутри троллейбуса холодно и неуютно. И мне жутко хочется своего дома. Которого нет. И на протяжении всей этой безумной короткометражки пронизывает ощущение безнадежности и смиренного уныния – дома не будет никогда. Вот как оказывается работает страх: я, казалось бы, вовсе не обеспокоена своей нынешней бездомностью и бесконечной нервотрепкой от ежемесячной платы ХОЗЯИНУ. А вот – пожалуйста! – сон представляет совсем другую картину.

+++++
Небо темное, как будто бы и не белая вовсе ночь. Дождь льет – сильный, теплый, затяжной. В такую ночь хочется писать, думать, прислушиваться к себе, общаться с Богом.

++++++
Сегодня утром я подумала о том, что когда тебе около или за 30, родители нужнее, чем когда тебе 15-20. В тинейджерстве хочется всего по-своему, все самому, и родители только мешают в реализации своеволия, а вот когда тебе 30 и по жизни ты ощущаешь себя поспокойнее и посмиренней, а ценность заботы, любви и бескорыстного (по преимуществу) участия возрастает, родители становятся ближе и нужнее.

+++++
В Икее очень вкусные пончики. Я съела всего один, но съела бы еще штук пять-шесть. )))
Вспомнила любимое стихотворение своей дочки чудесного автора Михаила Яснова: Во взрослом вагоне ехали пони, а в дестком вагончике ехали...:-)

+++++
Майкл Джексон умер вчера. Как же это странно... Мне вообще странно, когда умирают люди, с которыми связана молодость. Мне кажется, что они не стареют. Что я росту и старею, а они - нет! Не должны! потому что ведь они - из другого мира, где вечно молодые...
  • Current Music
    Дождь

Подруге понравилось, надо опубликовать. Итак, О счастье

Когда мы открыли глаза, на улице был снег. Лето ушло так быстро, что мы могли сказать: его не было.
Проснувшиеся облака нежились словно тучные коровы из сна египетского фараона. А яблочное солнце круглило бока и светилось от счастья. Уходили невзгоды. Мороз звонкою струной настраивал наши головы, отчеканивал души. Ясность и целомудрие воцарились вновь. Мы были вместе. Пережившие свое и сохранившиеся, мы могли молчать. Лучи вплетались в мысли, обретали форму и возвращались в небесную канцелярию, возвещая о нашей мудрости. Многие говорят о счастье. Пережившие его умеют хранить тайну, дабы не растревожить неокрепшие души идущих вслед за ними.
Когда пришла пора выйти на свет, мы посмотрели друг в друга как в свое отражение и поняли, что отныне наше богатство цвета серебра. Золото осени – выдумка патриархов. Мы не вспоминали о Боге, не упоминали всуе, поскольку все теперь было Одно и не надо было делить и каяться. Мы знали, что если есть свет и тьма, значит есть только тьма. Когда мы увидели свет, тьма перестала существовать. Она стала сама в себе своей противоположностью. Но это было слишком сложно, с этим мы справились еще в университете. Поэтому только свет.
И желание. Все, что произошло, было так только потому, что мы этого захотели. Мы думали, что любовь. Мы думали, что молодость. Мы думали, что счастье. Мы думали… А потом больше не могли думать. И тогда все произошло: любовь, счастье, молодость – у них не было противоположности. Противоположности были только тогда, когда мы думали о них. Но мы перестали думать.

Счастье – это мудрость радоваться тому, что счастья нет.
  • Current Music
    Ноль. человек и кошка

В поиске

Решила познакомиться с мужчиной по инету: просто заглнянула на первый попавшийся сайт знакомств. Мама дорогая! Первые кандидаты в категории от 30 до 35 предпочли выставить свое фото в плавках в обнимку с какой-то видимо пойманной ими рыбой. Ну не смешно ли: редко какая женщина клюнет на такую рыбку. От рыбалки как и от футбола по телеку большинство женщин, по-моему, воротит - коллективное женское бессознательное уже вырабатало отвращение в женщине на сей предмет.
Некотрые мужчины выставли свои фото в совершенно затрапезном виде - то есть сразу, видимо, чтобы без иллюзий: холостяк, требуется женский уход.
ОДин молодой человек поместил свое фото, где он стоит в обнимку с девушкой недвусмысленной блядоватой внешности. Зачем? Нет, может, конечно, это его сестра, только он об этом не написал. И получается, что молодой человек, который указал, кстати, что ему нужна девушка для серьезных отношений - тут же сам себя и опроверг.
Видимо, не судьба мн по инету знакомиться. Может, с иностранцами попробовать?

Возвращение

Я вернулась из-за города (из загорода! черт, совсем забываю орфографию - не знаю как правильно). Там было здорово: солнце, которому радуешься, а не от которого прячешься. А еще я поняла, чтоне могу жить настоящим, могу жить предвкушением будущего: я мечтала о возвращении в город: ванна, группа, друзья... ТОлько вернувшись, я сазу заргустила по загороду и маме. Теперь буду жить мечтами о том, как снова уеду туда.
А дочка ведет себя отвратительно: то ли кризис, то ли со мной что-то не так. Она капризничает жутко, но только со мной, а с папой, бабой и дедой ведет себя отменно!