November 20th, 2010

Осеннее обстрение у женщин и котов

У меня кошка уже несколько ночей подряд не спит, истошно орет – просит кота (в принципе, я и сама скоро замяукаю – но речь не об этом). Когда я пытаюсь ночью утихомирить ее – она начинает играть со мной в прятки-догонялки. После чего продолжает орать. Сегодня ночью я ее наказала и заперла в коридоре. Но кошки – народ мстительный! И она мне отомстила: не буду писать, как, но существенно и неприятно. Я снова не спала. Утром меня смогла вернуть к жизни только оглушительная доза кофеина.

Днем я купила кошке лекарство «для регуляции половой охоты». Эффект от этого лекарства, по-моему, прямо противоположный ожидаемому: к крику добавились выразительные телодвижения и примурлыкивания. Эта самая «половая охота» превратила мою чудесную киску – забавную, добрую и покладистую - в неуправляемого монстра. Я с ужасом жду ночи – поскольку мне несколько последних недель не удается поспать ночью хотя бы 6 часов подряд.

Вечером очень мило болтали с дочкой. Ее не выписывают уже 3-ю неделю с больничного. И она сидит дома. Сегодня угощала меня пластилиновыми пирогами, рассказывала, что «живет она с Ленкой и их мужьями Андреем и Мишей», что «работает она в Финляндской Италии поваром», и что «готовит она там борщ из персиков, муки и красного бульона». И в этой самой «Финляндской Италии жарко так, что ходит она там в одних трусах».
Милый такой повар: в трусах и с персиковым борщом в меню))

Собираюсь в Москву к подруге. Вместе с дочкой.
Беспокоит, как всегда, отсутствие денег. Привычное такое беспокойство. Пора бы уже что-то решить.

А еще с некоторых пор в моей жизни появился человек, которому очень хочется доверять. Но не могу... Не знаю, откуда берется это недоверие при моем гипер-оптимистичном подходе к жизни и супер-активном ее проживании… (я покупала сегодня витамины в аптеке: предложили с элеутероккоком – я подумала: куда мне? Я и без допинга бодрюсь ого-го! Главное - проснуться).

… но многим людям – особенно значимым – я по-прежнему боюсь верить. Мой оптимизм на них не распространяется. Скорее всего, от того, что я очень боюсь обмана и боли: то есть когда уже болит – то не страшно. Но вот когда думаю о том, что может быть больно – как страус… Такая типичная история. Но мне кажется, что это только часть объяснения. Есть вообще, по-моему, в нас, русских эта черта – параноидальная подозрительность ко всему: власти, государству, начальству, Богу, мужчине, женщине, вообще людям. Я иногда беседую с человеком, и понимаю, что он боится, что я его сейчас оскорблю, унижу, обведу как-нибудь… Он со мной уже борется внутренне, воюет. А я ведь и не собиралась воевать… И я сама себя так часто веду.

Я подумала еще о том, что доброта не является отличительной особенностью русского человека. Сентиментальность, жалостливость – да. Бесшабашная щедрость и убийственно упрямая прижимистость, причем в одном и том же человеке – да. Как наивысшая из добродетелей – сострадание. Но не доброта. И это очень заметно. У нас даже равнодушие друг к другу принимает какой-то агрессивный оттенок.

Господи, может, я просто устала? Пойду-ка я спать лучше. Хватить умствовать))