May 19th, 2010

О реформе бюджетной сферы

Я размышляю о том, что же мне так не нравится в реформе бюджетной сферы нашего государства.
В принципе, достаточно очевидно и без реформы, что у богатых людей и их детей возможности гораздо шире, чем у бедных. И ведь в любом случае, высшее образование - почти все платное. И поэтому остается лишь заранее готовиться к тому, что за удовольствие иметь ребенка – приходится платить.
И уже сейчас, пока моей дочке всего 4 годика, мне приходится платить за кружки, театры, музеи и пр. для нее, если, конечно, я хочу вырастить развитого и образованного ребенка. И уже сейчас я готовлюсь к еще большим тратам. И совершенно очевидно теперь, на что пойдет столь громко разрекламированный материнский капитал – на самое насущное.
Все это очевидно.

НО больно мне другое: с переводом библиотек, детских садов, больниц и пр. на платную основу, постепенно будет исчезать, вырождаться класс интеллигенции. Та часть населения, которая работает за копейки, ради идеи. Те люди, которые могут себе позволить и имеют смелость на это – отказаться от денег ради любимого занятия. Во все эти институты будут проникать предприниматели, продавцы, с которыми конкурировать люди некоммерческого склада не смогут (реклама – вещь очень сильная, вполне способная «ложь» выдать за «истину»; шарлатана за хорошего специалиста).
По выражению одного замечательного автора, писавшего о глобализме (Панарин. Искушение глобализмом): интеллигенция – та часть населения, которая является духовным базисом нации, ее культурным оплотом . При коммерциализации бюджетной сферы – интеллигенция исчезнет, что не сможет не сказаться на еще большем крене системы ценностей в сторону материального.
В результате чего нынешняя молодежь, повзрослев, сможет принять вполне очевидное с точки зрения разумного эгоизма решение – вовсе не иметь детей. В условиях современной мощной культуры потребления голос инстинкта (родительского, материнского) вполне можно и не услышать.
А еще. Очень трудно придется старикам.
Как ни странно, я все-таки много читаю современную литературу. Цитаты из Уэльбека - подходящая иллюстрация к моим размышлениям.

______________________________________________
Мишель Уэльбек. Роман «Возможность острова»

«Как раз в те годы во Флориде появились первые «childfree zones» — шикарные особняки для раскомплексованных тридцатилетних, которые ничтоже сумняшеся признавались, что не в силах больше выносить рёв, слюни, экскременты — в общем, все те житейские неудобства, какими обычно сопровождается присутствие карапузов . Для детей младше тринадцати лет доступ в особняки был попросту закрыт; для контактов с семьёй были предусмотрены переходные отсеки фильтры в виде ресторанчиков фаст фуда.
Таким образом был перейдён важный рубеж. На протяжении нескольких десятилетий снижение темпов роста населения на Западе (впрочем, в этом процессе не было ничего специфически западного: то же явление происходит в любой стране, с любой культурой, как только она достигает определённого уровня экономического развития) постоянно сопровождалось лицемерными и подозрительно единодушными стенаниями. Теперь же молодые, образованные, достигшие высокого социально экономического статуса люди впервые публично заявляли, что не хотят иметь детей, не желают выполнять хлопотные обязанности, связанные с воспитанием потомства. Разумеется, подобная раскованность не могла не встретить сочувствия».
...
«Старики протестуют» — под таким заголовком вышла «Либерасьон» на следующий день после того, как стали известны первые цифры: за две недели в стране скончалось более десяти тысяч человек; одни умирали в одиночестве, в своих квартирах, другие — в больницах или в домах престарелых, но так или иначе все умерли от отсутствия ухода . На следующей неделе та же газета поместила серию жутких репортажей, с фотографиями словно из концлагеря: в них описывалась агония стариков, лежащих в битком набитых общих палатах; голые, в одних подгузниках, они стонали целыми днями, но никто не подходил к ним, чтобы обмыть или дать стакан воды. В них описывалось, как санитарки, сбиваясь с ног, тщетно пытаются связаться с семьями, уехавшими отдыхать, и регулярно собирают трупы, чтобы освободить место для вновь прибывших. «Сцены, недостойные развитой страны», — писал журналист, не сознавая, что сцены эти как раз и были свидетельством того, что Франция превращается в развитую, современную страну, что только в истинно развитой, современной стране можно обращаться со стариками как с отбросами, и подобное презрение к предкам было бы немыслимо в Африке или в какой нибудь азиатской стране с традиционной культурой.
Волна привычного негодования, поднявшаяся после публикации этих снимков, быстро схлынула, а решение проблемы было найдено в течение ближайших десятилетий благодаря развитию эвтаназии — как принудительной, так и добровольной; последняя получала все более широкое распространение".
____________________________

Конечно, это фантазия, утопия. Но зловещий характер этой утопии заключается в том, что реальность все больше и больше ее напоминает.